«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов

Институт регенеративной медицины - синергия науки и практики!

Институт регенеративной медицины - синергия науки и практики!

На базе Первого МГМУ им. И.М. Сеченова в сентябре 2016 года начинает работу институт регенеративной медицины. О том, почему актуально создание института, о его целях и задачах, будущих сотрудниках, рисках и научных прорывах, которые возможны благодаря регенеративной медицине рассказывает его директор Денис Бутнару.

– Денис Викторович, этот год стал для вас годом перемен – вы возглавили институт регенеративной медицины Сеченовского университета. Врач, менеджер и ученый – вы все это в себе сочетает?  

– Сложно самому о себе судить. Если говорить о самореализации – мне работы хватает. Работа многоуровневая и многозадачная. С одной стороны, это управление научной составляющей, с другой – я остаюсь лечащим врачом и периодически, минимум один-два раза в неделю, я консультирую и оперирую пациентов. Новое для меня направление – в рамках тех изменений, что происходят в результате вхождения университета в Проект 5-100 – это руководство институтом регенеративной медицины. Идет формирование коллектива, создание штатного расписания, осознание миссии, плана развития, стратегии, целей института.

Мы ставим амбициозные задачи и коллектив института регенеративной медицины будет достаточно сильным, с точки зрения ученых, которые войдут в его состав. Среди них те, кто уже работал в Сеченовском университете, часть мы приглашаем из-за рубежа, в том числе российских ученых, которые работают за рубежом. У нас дружеские отношения с Энтони Атала (Anthony Atala) – директором института регенеративной медицины Уэйк Форест. Он будет штатным сотрудником войдет в совет нашего института, его основной задачей будет стратегическое консультирование. Один из его сотрудников, профессор Яньянь Занг (Yuanyuan Zhang) – первооткрыватель стволовых клеток в моче, будет к нам приезжать достаточно часто, не реже четырех раз в год. Его направление – клеточная терапия на основании стволовых клеток из мочи.

С нами готов работать профессор Андрей Звягин из университета Маккуори (Сиэтл, Австралия, университет входит в топ-400 ведущих университетов мира). Он возглавит отдел биоимиджинга в нашем институте регенеративной медицины, будет заниматься разработкой инновационных способов неинвазивной биовизуализации. Профессор Владимир Миронов – один из пионеров направления 3d-печати органов также будет нашим сотрудников.

Сильными отечественными учеными, которые войдут в состав института регенеративной медицины являются Анатолий Ванин (индекс Хирша более 42; входит в сотню наиболее цитируемых ученых России), Анатолий Шехтер (руководитель лаборатории экспериментальной морфологии), Петр Тимашев (руководитель отдела перспективных биоматериалов), Юрий Рочев (сотрудник Национального университета Ирландии), Татьяна Дюжева (руководитель отдела регенеративной хирургии печени и поджелудочной железы). За клеточное направление будут отвечать Алексей Люндуп и Елена Петерсен.

Получается достаточно мощная междисциплинарная команда. Это очень важный аспект, который, при прочих равных условиях, поможет обеспечить эффективное функционирование создаваемого института.

– Основная миссия института в чем заключается?
 
– Буквально вчера я разослал письмо всем сотрудникам института. Основная миссия, цель – это лечение заболеваний методами регенеративной медицины. Всем сотрудникам поставлена задача: исследования, которые проводятся или планируются к проведению в институте, должны соотносится с решением той или иной клинической проблемы. При этом мы не клинический институт, лечение будет осуществляться в кооперации с клиниками Сеченовского университета и на их базе. Есть слабые места в регенеративной медицине, заключающиеся в том, что многие исследования делаются ради исследования. Ученые не видят результатом своих исследований сопричастность к реальной клинической проблеме, поэтому мы определяем именно такую цель.

– Каждое научное исследование будет жестко привязано к практическим целям, так?
 
– Нет, все не так однозначно. Научное исследование не обязательно должно заканчиваться клиническим исследованием, внедрением в тело пациента тканеинженерной конструкции или стволовых клеток, но оно должно быть связанным, стать первым звеном других исследований. За ним должны быть другие – второе, третье и так далее, исследования – шаги, которые в конечном итоге приведут к цели – методами регенеративной медицины лечить людей. Такая концепция. Надеюсь, это будет тот фильтр, который уберет исследования ради исследований, их сейчас достаточно много.

– Где гарантия, что фильтруя, вы выберете актуальные исследования?
 
– Мы будем исходить из того, что есть ряд заболеваний, лечение которых является проблемой и не решается традиционными методами, либо решается плохо. Основной ключевой пример – это трансплантология. Растет количество заболеваний, которые требуют пересадки органов, а доноров критически не хватает. Есть такая, грубо говоря вилка, когда нужно, условно, выполнить сто пересадок почек, а доноров всего лишь пятьдесят. Получается, что половина пациентов может не дождаться донорской почки и умереть. Понимаю, что есть диализ, но диализная жизнь – это не полноценная жизнь. Регенеративная медицина, которая и родилась-то, в общем, как альтернатива трансплантологии, нацелена на решение этой проблемы. Одно из определений регенеративной медицины – восстановление утраченных или поврежденных органов. Если мы видим конкретную клиническую проблему, предположим, терминальная почечная недостаточность, то есть смысл проводить исследования, в результате которых мы сможем методами регенеративной медицины или, в частности, 3d-биопринтинга создать почку либо путем клеточной терапии восстановить ее функцию.

Мы направим усилия института регенеративной медицины на реальные клинические проблемы, которые существуют, но не решаются традиционными методами или решаются плохо. Мы будем стараться отметать то, что чрезмерно амбициозно, но мало имеет под собой реальной почвы.

Жизнь покажет, насколько это будет эффективно, принесет достойные плоды или нет, но пока такой путь, мы так видим.

– Вы четко ориентируетесь на помощь тем, кто очень в этом нуждается, на преодоление тяжелых болезней?
 
– Да, это основное.

– Ваш опыт врача-хирурга, ученого будет вам полезен в новом качестве – менеджера, управленца, возглавившего новый институт Сеченовского университета?
 
Хирургия, опыт врача – здесь неоспоримая ценность в том, что я работаю с людьми и на результат. Хирургия – это, скажу так, ежедневная война. Накал страстей очень высокий. Операция получилась – хорошо, не получилась – это очень тяжело и трудно. Хирург не тот человек, который сделал операцию и пошел спать спокойно. Душевных сил уходит очень много. Я не скажу, что много оперирую. Другие мои коллеги, которые делают операции на жизненно-важных органах – оперируют почки, мочевые пузыри, предстательные железы – проводят операции, сопряженные с риском для жизни пациентов – они живут в операционных. И не погружены в лабораторную жизнь – там есть своя философия, жизнь, свои законы. Работа врача, хирурга дает мне то, что я вижу пациента и, будучи руководителем, выступаю связующим звеном между клинической (пациентами) и лабораторной частью – исследователями.

– У института регенеративной медицины есть цель, сроки – к чему и когда вы придете?
 
У нас есть план развития института на три года. Первый год – это координация наших концепций, формирование единого коллектива института, продолжение исследований, которые уже идут, новые исследования, ориентированные на решение клинических проблем. Кроме того, что мы будем заниматься научными разработками, которые должны лечь в основу регенеративных методов лечения заболеваний, у нашего института вторая основная составляющая – образовательная.

Мы будем преподавать студентам основы регенеративной медицины. В планах – создание кафедры регенеративной медицины, защита кандидатских, докторских диссертаций – все это в перспективе, ближе к 2018 году. С 2017 года мы начинаем образовательный процесс. Регенеративная медицина – междисциплинарная специальность: клеточники, материаловеды, специалисты, занимающиеся биовизуализацией – визуализацией живых объектов и тех структур, которые мы создали, морфологи – они являются нашими судьями и выносят свой вердикт – получилось или не получилось, удачен или нет эксперимент, восстановилась функция, структура или нет и так далее.

01.jpg– У вас есть мечта в связи с созданием института?
 
– Мечты как таковой, наверное, нет. У меня есть желание, чтобы институт работал, стал эффективным, достиг целей, которые мы ставим. Двигался вперед.

– Какими должны быть сотрудники вашего института? Вы будете жестким руководителем?
 
– Сотрудники должны быть креативными, дисциплинированными, ответственными. Нельзя задавить креативность чрезмерной муштрой, но без организованности креативность будет распыляться. Как руководитель полагаю, что нельзя быть излишне жестким, но и аморфным быть нельзя. Буду искать золотую середину. 

Беседовала Наталья Литвинова,
Литвинова Наталья Геннадьевна


24.08.2016

Привязка к разделам:  Институт регенеративной медицины (ИРМ)

Назад