«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов

В векторе международного развития Первому МГМУ нужны Ph.D.

БУДНИК И.АСо вступлением Первого МГМУ им. И.М. Сеченова в Проект 5–100 значительно возросла роль тех представителей профессорско-преподавательского и исследовательского состава, кто уже зарекомендовал себя на международной арене. Один из них – доцент кафедры патофизиологии Иван Будник – является не только российским кандидатом медицинских наук, но и зарубежным Ph.D. (Philosophie Doctor).

Чтобы увеличить шансы Первого Меда войти в топ-100 международных университетов, в вузе идет создание системы международного рекрутинга. Планируется, в частности, привлечение зарубежных профессоров, преподавателей и исследователей, включая российских граждан – обладателей степени Ph.D. зарубежных университетов.

- Иван Александрович, зарубежный «доктор философии» это аналог нашего доктора медицинских наук?

- Нет четкого соответствия между российскими и зарубежными учеными степенями. Это связано с тем, что наша система подготовки научных кадров отличается от системы, действующей в других странах. Например, за рубежом, если выпускник медицинского факультета хочет выполнить научное исследование и стать обладателем ученой степени, ему необходимо поступить в докторат и защитить диссертацию на соискание ученой степени доктора философии (Ph.D.). Такая схема действует во многих странах Европы, США, Израиле и др. Степень Ph.D. в этих странах является высшей ученой степенью, которая позволяет ее обладателю претендовать в будущем на позицию профессора университета. В России действует иная система: выпускник университета, желающий выполнить научное исследование, должен поступить в аспирантуру и защитить диссертацию на соискание ученой степени кандидата наук, которая позволяет ему в будущем получить ученое звание доцента. Если кандидат наук хочет продолжить научную карьеру, он может выполнить новое исследование и защитить диссертацию на соискание ученой степени доктора наук, которая дает возможность претендовать уже на звание профессора. Получается, что в России степень доктора наук предоставляет ее обладателю в целом схожие академические права и возможности, как и степень Ph.D. за рубежом. В то же время практика показывает, что в России степень доктора наук считается более высокой ученой степенью по сравнению с Ph.D. В частности, об этом свидетельствует то, что при рассмотрении заявлений о признании ученой степени Ph.D., полученной в иностранном государстве, Министерство образования и науки признает эту степень соответствующей российской степени кандидата, а не доктора наук.

- Расскажите подробнее, какова была процедура получения степени в Вашем случае?

- Учась на третьем курсе в Саратовском государственном медицинском университете, я познакомился с необыкновенным человеком, талантливым ученым, прекрасным педагогом, ставшим впоследствии моим учителем, – профессором кафедры патофизиологии Григорием Ефимовичем Бриллем. Под его руководством, будучи студентом, я начал заниматься изучением механизмов действия низкоинтенсивного лазерного излучения на функции тромбоцитов. В год окончания университета я ездил с докладом на Международный Конгресс по тромбозу и гемостазу в Израиль, где нашей работой заинтересовался профессор Тель-Авивского университета Нафтали Савьон. В течение многих лет он занимается изучением функций тромбоцитов, является одним из разработчиков уникального прибора, позволяющего изучать поведение этих форменных элементов в движущейся крови. Мы познакомились, пообщались и обменялись контактами. Окончив с отличием университет и защитив кандидатскую диссертацию, я написал ему письмо с просьбой взять меня учеником на программу Ph.D. В ответ он пригласил меня сначала поработать в его лаборатории несколько месяцев в качестве волонтера, чтобы присмотреться ко мне как к потенциальному ученику, оценить мой профессиональный уровень, личностные качества. Мне же этот период был нужен, чтобы выбрать правильное направление научного поиска, изучить новые методики, почувствовать жизнь в другой стране, в другой культуре. Ближе к концу моего волонтерства я прошел несколько собеседований в Тель-Авивском университете, по результатам которых независимая комиссия дала положительное заключение о возможности моего обучения в докторате. Меня приняли, и начались будни ученого. Через 4,5 года непрерывного труда я защитил диссертацию на соискание степени Ph.D., она была посвящена изучению молекулярно-клеточных механизмов регуляции взаимодействия тромбоцитарных рецепторов αIIbβ3 с цитоскелетом.

- Для обучения в докторате Вам достаточно оказалось английского, который получили в университете?

- Мне повезло, я окончил английскую школу, и к поступлению в докторат у меня была уже очень приличная языковая база, которая позволила мне не только вести переписку с израильскими учеными, но и успешно пройти все очные этапы приема на обучение, в том числе сдать экзамен по английскому языку, который является обязательным для всех студентов из не англоговорящих стран. Конечно, знание английского языка – это одно из важнейших условий для обучения за рубежом. Где бы ни работал ученый, английский язык ему необходим постоянно, поскольку это язык международного общения, именно на английском языке проходят все крупные международные научные конгрессы, конференции и симпозиумы, практически вся современная научная литература издается именно на английском языке. Диссертация моя тоже написана на английском.

- Что Вам дали годы обучения в докторате в плане становления как ученого?

- Докторат – это, прежде всего, школа, которая дала мне возможность значительно вырасти в профессиональном плане и стать самостоятельным исследователем. За время обучения я освоил новейшие методы исследования в моей научной области, научился планировать и выполнять эксперименты самой разной сложности, анализировать результаты научного труда и делать работу над ошибками, приобрел навык быстро ориентироваться в море научной литературы и находить нужную мне информацию, а также представлять результаты собственных исследований и оформлять их в виде статьи на английском языке, что, наверное, делает меня более конкурентоспособным в сегодняшних условиях.

- Является ли степень Ph.D. социальным лифтом за рубежом?

- Безусловно. Во многих странах степень Ph.D. – это высшая ученая степень, которая позволяет ее обладателю получить место постдока в научной лаборатории, а в дальнейшем возглавить собственную лабораторию в университете, вступить на академический маршрут и стать профессором. В России, насколько я могу судить, наличие этой ученой степени не дает ее обладателям каких-то особых преференций по сравнению с учеными, имеющими степень кандидата наук. И в тоже время, несмотря на возможности, которые степень Ph.D. открывает для меня за рубежом, мне бы хотелось применить свои знания и умения именно на родине. Работа в Первом МГМУ им. И.М. Сеченова дает мне возможность реализовать себя не только как ученому, но и педагогу. В учебном процессе я стараюсь использовать различные подходы, методики и нормы, которые усвоил за время обучения в Тель-Авивском университете. Это касается и формы преподавания предмета, и построения взаимоотношений со студентами – уважительные, партнерские, подразумевающие свободу студента в выборе средств своего обучения и постоянную поддержку со стороны преподавателя.

- Какой у Вас индекс Хирша?

- 3 по Scopus. На индекс Хирша влияют два показателя – количество опубликованных статей и количество цитирований этих статей. Здесь важно отметить, что индекс Хирша может быть рассчитан по разным базам данных, которые отличаются перечнем индексируемых изданий. Поэтому вполне возможна ситуация, когда определенная статья в одной базе данных индексируется, а в другой – нет. В результате индекс Хирша, рассчитанный по этим базам данных, может существенно различаться. Например, нередко российские ученые, публикующиеся преимущественно в российских журналах, могут иметь очень высокий индекс Хирша по данным РИНЦ и при этом очень низкий индекс по данным Scopus и Web of Science. Возможна и обратная ситуация, если российский ученый публикуется в основном в зарубежных журналах. Отчасти это связано с тем, что многие серьезные зарубежные научные издания индексируются в РИНЦ с большим опозданием или вообще в нем игнорируются. В связи с этим, во избежание недоразумений, указывая свой индекс Хирша, настоятельно рекомендуется отмечать, по какой базе данных он был рассчитан.

В связи со вступлением Первого МГМУ им. И.М. Сеченова в Проект 5–100 повышенное внимание стало уделяться публикационной активности наших сотрудников. Особенное значение приобрели публикации в зарубежных англоязычных журналах, индексируемых в Scopus и Web of Science. В связи с этим индекс Хирша, рассчитанный именно по этим базам данных, является теперь одним из важнейших показателей при оценке эффективности работы сотрудника. Чтобы помочь нашим ученым в подготовке результатов научного труда к публикации в ведущих мировых научных изданиях, в нашем университете создан центр публикационной активности, регулярно проводятся соответствующие мастер-классы, семинары и т.д.

- Теперь у сотрудников нашего университета есть дополнительная мотивация публиковаться за рубежом – значительное материальное стимулирование…

- Публикационная активность – один из важнейших показателей, влияющих на рейтинг университета. Если мы хотим попасть в топ-100 университетов мира, нам необходимо ее увеличить. С 2014 года в нашем университете действительно начали выплачивать очень хорошие премии – до 500 тыс. руб. – за публикации в зарубежных англоязычных журналах с высоким импакт-фактором. Столь солидное материальное вознаграждение, несомненно, прибавляет энтузиазма в работе. В то же время мне бы хотелось отметить, что статья не может появиться из ниоткуда и сама по себе. Статья – это квинтэссенция научного исследования, результат кропотливого труда зачастую целой команды ученых. На мой взгляд, для того чтобы вывести публикационную активность сотрудников университета на качественно новый уровень, помимо достойной оплаты труда, необходимо выполнить еще три важнейших условия. Первое – это должное финансовое обеспечение научных исследований. Так сложилось, что подавляющее большинство исследований в медицине, биологии и других естественно-научных областях требуют значительных материальных затрат, поскольку для их проведения нужно дорогостоящее оборудование, реактивы, средства для оплаты труда врачей, лаборантов и т.д. Второе – это время для выполнения исследований. Считаю, что для существенного увеличения публикационной активности необходимо сделать так, чтобы большую часть своего рабочего времени преподаватели могли уделять именно научной деятельности, а не учебному процессу. Именно так распределяется рабочее время профессоров в топовых университетах мира, к которым мы стремимся приблизиться. Я совершенно убежден, что такая переориентация повысит как продуктивность научного труда, так и качество преподавания, поскольку только будучи на острие науки, преподаватель может быть уверен в том, что те знания и умения, которые он старается передать студентам, являются точными и актуальными. И третье – это научная атмосфера. Для комфортной и плодотворной работы ученому совершенно необходимо находиться в среде таких же ученых, поскольку это дает ему возможность обмениваться научными идеями, получать быстрые советы и отзывы от коллег, которые могут по достоинству оценить результат интеллектуального труда.

- Вы собираетесь писать диссертацию на степень российского доктора наук?

- Да, в настоящее время работаю над новым исследованием, которое скоро представлю к защите в виде диссертации на соискание ученой степени доктора наук.

Светлана Архипова


06.04.2016

Привязка к разделам:  Выпускнику | Кафедра патофизиологии | Проект 5-100

Назад